Проститутки Самары

No Comments


Проститутки Самара

Дешевые шлюхи, горячие индивидуалки и элитные путаны – все проститутки Самары только у нас.

Скрасить свой досуг обществом красивой и сексуальной девушки, теперь не проблема. Реальные индивидуалки Самары, представленные в нашем каталоге проституток, готовы выехать к вам в любое время или принять у себя в апартаментах за умеренную стоимость.

Все анкеты абсолютно реальны с прямыми контактами девушек и их проверенными фотографиями без ретуши. Выбирайте на любой вкус, у нас есть как дешевые шлюхи, так и элитные путаны – проститутки и индивидуалки разных национальностей и умений, есть по-настоящему горячие и трогательно застенчивые, молодые и в возрасте.

Может быть, вы мечтаете о сексе сразу с двумя? Сестры или подружки? Выбирайте!

Мы постарались сделать все, чтобы поиск нужной девушки не стал для вас обременительным. Вы можете просматривать анкету за анкетой – просто по порядку; можете воспользоваться интерактивной интим-картой и выбирать только среди тех проституток, которые работают рядом с вами – они приедут быстрее всех.

Если вам удобней ориентироваться по районам города, пожалуйста – просмотреть всех проституток в том или ином районе города вы можете и через поиск, и через анкету любой девушки.

Ну и самое главное. Хотите что-то определенное из сексуальных услуг? Выбирайте прямо по списку, вам будут предложены только лучшие проститутки, которые профессионально воплотят ваши мечты в реальность. От просто массажа до профессионального, он классического секса до самых изощренных его форм. БДСМ, госпожа, фейс-ситтинг, золотой дождь, минет и много другое ждет Вас в нашем каталоге.

Самые красивые проститутки Самары, горячие индивидуалки Самары и элитные путаны Самары ждут Вас на нашем сайте — Проститутки Самары

В заключение дадим вам еще один совет: не торопитесь с выбором! У нас на самом деле очень много девушек, просмотрите их всех, самое сладкое не всегда на виду.



Академия искусственного интеллекта для школьников

No Comments

Благотворительный фонд Сбербанка «Вклад в будущее» запустил проект «Академия искусственного интеллекта». Аудитория проекта — учащиеся 7–11-х классов.

С 1 марта по 21 апреля 2018 года в Москве, Санкт-Петербурге, Тюмени, Иркутске, Ульяновске, Иваново, Томске и Екатеринбурге проводятся мероприятия в рамках проекта «Академия искусственного интеллекта». 

Специалисты Сбербанка проведут уроки, цель которых — заинтересовать учащихся технологиями искусственного интеллекта, машинного обучения и анализа данных, развить их компетенции в программировании и математике. Кстати, возможность провести подобные уроки есть у любых учителей — материалы разработанных уроков доступны для скачивания на сайте Недели высоких технологий и технопредпринимательства.

А на сайте самой «Академии» можно посмотреть видеоверсии вводных уроков и протестировать себя на знание основ AI. Также на сайте размещены учебные задачи, которые помогут школьникам освоить базовые навыки работы с данными для построения настоящих моделей машинного обучения.

Для самых подкованных состоится соревнование по выполнению задачи прогнозирования исхода в компьютерной игре Dota. Финалисты соревнования, ТОП-100 участников, попадут на Хакатон в Москве, победителей которого наградят призами. 

Интернет, который мы не заслужили: 7 мифов электронной эпохи

No Comments

Интернет, устанавливающий прямую демократию, интернет, объединяющий людей, и другие интернеты, которым не суждено было сбыться.

На рассвете цифровой эпохи вокруг интернета витали различные иллюзии и страхи. Кому-то он представлялся этаким идеальным пространством, которому под силу восстановить истинную демократию, бороться с гегемонией новостных монополистов и объединить всех нас. 

А кто-то был уверен, что это мощное средство неустанной слежки за простыми гражданами и усовершенствованный способ промывки мозгов. Истина же, как всегда, лишена категоричности и предпочитает золотую середину. Журналист Анжела Филипс, изучающая медиа более 30 лет, в своей статье рассматривает 7 громких утверждений об интернете, которые оказались всего лишь эффектными мифами.

Свобода и равенство для всех и для каждого

Ожидалось, что интернет развалит монополию СМИ и пригласит каждого присоединиться к глобальному обсуждению. Однако на деле сеть лишь укрепляет популярность уже раскрученного новостного издания, остальные же вынуждены едва сводить концы с концами. 

Начиная с 2015 года в Великобритании закрылось более 200 местных газет. Конечно, интернет даёт нам такой колоссальный выбор, который не мог бы предоставить ни один книжный магазин. Но проблема в том, что по-прежнему большее количество население предпочитает смеяться над комедийными шоу и любоваться на котиков, а не смотреть эксклюзивные репортажи.

Профессия: репортёр

Смартфон позволяет каждому из нас стать журналистом: диктофон, камера и мобильный интернет — вот всё, что нужно для создания контента. Но, как показывает практика, чаще всего мы используем его, чтобы публиковать умильные фото наших питомцев. 

image_image

Эффект цифрового разрыва — разница между доступностью технологий для граждан разных стран или разных социальных групп — приводит к тому, что в медиапространстве сегодня так много информации, что мы не смогли бы всю её изучить, даже если бы занимались этим 24 часа в сутки. Тем не менее, количество журналистов, получающих достойную зарплату (и зарплату вообще), постоянно снижается: «старые» медиа таким образом борются с падением доходов. Сообщения пользователей затерялись бы в общем потоке контента, если бы их не обнаружили те самые оплачиваемые авторы, которых день ото дня становится всё меньше.

С другой стороны, интернет создал целую плеяду блогеров, которые сделали из своего имени бренд, позволяющий продавать всё, что только можно — от косметики до автомобилей класса люкс. Однако реклама едва ли имеет отношение к истинной журналистике.

Вместе мы умнее, чем поодиночке

«Мудрость толпы» — так называется книга финансового аналитика Джеймса Шуровьески. Привлекая исследования из поведенческой экономики, социологии и политики, он доказывает, что избранные «эксперты», которые должны отстаивать интересы народа, сильно проигрывают «мудрой толпе», способной в рамках прямой демократии самостоятельно принимать решения, отвечающие её запросам.Однако этот наивный оптимизм абсолютно не учитывает того, что мнением народа можно манипулировать — равно как и подтасовывать данные. В странах, где отсутствует надёжный источник новостей, люди нередко зарабатывают написанием фэйков, играющих на страхах и предрассудках.

Именно «фейк ньюз» назвали американским словом 2017 года: искажённая информация, сопровождающая предвыборную кампанию, с тех пор стала обыденным явлением наших дней.

Фальшивые новости уже не являются прерогативой «фабрики фейков». Так, в конце февраля британский таблоид The Sun удалил со своего сайта вполне невинную статью о положительном влиянии брексита на экономику после того, как её разгромил экономист Джонатан Портс. Но к тому времени её уже успел твитнуть ведущий консерватор и «брекситер» Джейкоб Рис-Могг, имеющий 121 000 подписчиков. На сегодняшний день Рис-Могг все ещё не удалил этот фейк и не принёс извинения за публикацию ложной информации, а ведь она уже успела разойтись на репосты.

left_image

Рис-Могг благодарит The Sun за то, что таблоид столь наглядно показал выгоду брексита.

left_image

А Джонатан Портс тем временем объвляет все эти расчёты ошибкой.

Весь мир — глобальная деревня

«Глобальная деревня» — детище канадского философа и исследователя медиа Маршалла Маклюэна. Под живописным образом скрывается несложное определение: интернет даст быстрый доступ к качественной информации каждому живущему на земле, сокращая расстояние между пользователями. 

Однако такое «электронное сближение» весьма условно: монополия глобальных СМИ лишь укрепляется, в то время как крошечное количество компаний, включая Facebook и Google, являются хранителями информации со всего мира — и то почти все они американские. В странах же с развивающейся экономикой и авторитарным режимом «нейтральный» контент гибнет под гнётом правительственной пропаганды.

Пользователи всех стран, объединяйтесь!

Понадобится всего пара секунд, чтобы через WhatsApp достучаться до тысячи людей и всего пара минут, чтобы создать петицию и опубликовать её на Facebook. Но с чем интернет справляется хуже, так это с объединением абсолютно разных людей, не связанных родством, профессиональной принадлежностью или общими интересами.

Американский социолог Майкл Бим совместно с коллегами провёл исследование о том, как мы потребляем контент в социальных сетях. Оказалось, что чтение в интернете оказывает на нас то же воздействие, что и чтение в офлайне: мы получаем новые знания.Однако то, что мы поделились статьёй с «друзьями», может означать и то, что материал нам понравился, и то, что мы хотели бы прочитать его чуть позже, и то, что нам кажется, будто это статья подчёркивает, скажем, наш интеллектуальный уровень — иными словами, перепост не тождественен чтению.

Исследователи отмечают, что политическая поляризация идёт рука об руку с использованием соцсетей. Мы получаем информацию из привычных источников, выражающих нашу позицию, и не хотим обращаться к другим мнениям, пусть и не менее рациональным. 

image_image

Так, согласно статистике, консерваторы предпочитают один-два источника информации (например, 88% американских консерваторов довольствуется контентом Fox News), которым доверяют, и не склонны обращаться к тем СМИ, которые не отражают их политические симпатии. 

Интересно, что либералы, напротив, черпают информацию из более разнообразного спектра СМИ и предпочитают в соцсетях читать страницы, посвящённые конкретным проблемам, а не партиям и политикам. Зато им свойственно чаще удалять друзей из-за политических разногласий. А вот в чём эти противоборствующие силы действительно сходятся, так это в том, что их представители активнее участвуют в политической жизни, — ходят голосовать, тратят деньги на поддержку кандидатов, участвуют в митингах, — нежели те, кто придерживается умеренных взглядов.

Никто не верит продажному ТВ

Когда респондента спрашивают, доверяет ли он СМИ, он, как правило, отвечает отрицательно. Но стоит спросить, доверяет ли он любимому новостному источнику, как утвердительный ответ не заставит себя долго ждать. 

Между тем, жители Северной Европы считают «любимым новостным источником» именно традиционные СМИ, а не онлайн-медиа и соцсети. А людей разных политических взглядов и вовсе объединяет то самое «продажное» телевещание, а вовсе не демократический интернет, в котором, как было замечено, мы предпочитаем читать только то, что соответствует нашей позиции, и игнорируем мнение «противника».

Новое «цифровое поколение»

А это, пожалуй, самый главный миф: у нас появилось новое цифровое поколение, не доверяющее ТВ и бороздящее киберпространство буквально с рождения, умело разбирающееся во всех особенностях интернета и строящее светлое будущее электронного равенства.Всегда приятно думать, что молодым под силу сделать то, что не удалось их родителям. Однако никто из нас не рождается «цифровым». Как невозможно водить машину без прав, так и не возможно «интуитивно» разбираться в интернете.

Молодым людям приходится так же, как и более старшему поколению, учиться отделять факты от дезинформации и пропаганды, и они точно так же рискуют пасть жертвами фейков и тщательно закамуфлированной рекламы.

image_image

Итак, интернет действительно меняет нашу реальность, не закабаляя нас, но и не делая свободными. Как и в случае с другими технологическими сдвигами, мы пока находимся в стадии привыкания к новой электронной эре, и успешность этой адаптации варьируется в зависимости от того, кем мы являемся и где проживаем. Демократия будет укрепляться, если мы научимся грамотно использовать интернет-ресурсы. Если же мы отдадим бразды киберправления невидимой руке рынка, он имеет все шансы однажды подчинить нас своим интересам.

Нельзя просто взять и оцифровать

No Comments

Несколько мыслей о том, почему образование в условиях цифровой экономики всё ещё буксует.

Похоже, слово «цифровизация» надолго вошло в повестку масштабных событий, посвящённых образованию. Это неудивительно: согласно принятой Правительством программе «Цифровая экономика», к 2025 году система образования в России должна быть настроена так, чтобы подготовить к рывку в цифровое светлое будущее достаточное количество грамотных пользователей информационных технологий, обладающих необходимыми в XXI веке компетенциями. Цифровизация экономики — это не просто перевод данных и процессов из «аналоговой» эпохи в цифровой вид. 

Поэтому цифровизация системы образования не может ограничиться созданием цифровой копии привычных учебников, оцифровкой документооборота и предоставлением всем школам доступа к скоростному Интернету. Это как начинать строительство нового дома с поклейки обоев и выбора люстры, вместо того, чтобы думать о фундаменте. Должен меняться сам подход, чему и как учить.  

image_image

Если вы просто возьмёте и оцифруете эту кучу аудиокассет, это ещё не значит, что они станут частью цифровой экономики.

Цифровая грамотность 

Казалось бы, грамотность — понятие, знакомое всем. Согласно самому общему определению, это степень владения основными когнитивными навыками: чтением, письмом и счётом на родном языке. Но с развитием технологий и усложнением информационного пространства, в котором мы существуем, представление о грамотности расширяется. Международные организации, которые пытаются классифицировать необходимые современному человеку компетенции, говорят о важности цифровой, информационной, научной грамотности. Часто эти виды грамотности пересекаются и дополняют друг друга. 

Цифровая грамотность — это способность создавать и использовать контент с помощью цифровых технологий, включая навыки компьютерного программирования, поиск и обмен информацией, коммуникацию с другими людьми.

Существуют разные критерии развития цифровой грамотности. Например, Генри Дженкинс считает, что цифровая грамотность включает в себя умение работать с компьютером как «железом» (то есть вы должны понимать, как происходит взаимодействие человека и цифровой техники), понимание особенностей устройства и распространения цифровой информации (например, умение работать с ПО), понимание устройства сетевого сообщества и особенностей социальных медиа.

Дуг Белшоу выделяет восемь элементов цифровой грамотности, среди которых понимание культурного контекста интернет-среды, умение коммуницировать в онлайн-сообществах, умение создавать и распространять контент, навыки использования цифровые технологии для саморазвития.

Авторы разных концепций цифровой грамотности сходятся в одном: только понимание того, как устроена цифровая реальность, может научить человека контролировать «информационный шум» и сделать взаимодействие с цифровыми технологиями источником развития, а не стресса.   

image_image

Поток цифровой информации захлестнёт любого, кто недостаточно грамотен, чтобы его контролировать в своей жизни.

Чтобы жить в цифровой экономике долго и счастливо, человек должен обладать культурой потребления информации и уметь сделать выбор между условным томиком Донцовой и «Войны и мира», понимая свои потребности и природу этих произведений. 

Очевидно, что цифровая грамотность — это сложный комплекс навыков, для развития которых недостаточно только лишь обновления программы по предмету «Информатика» или технического переоснащения школы. А без их развития фундамент цифровой экономики, увы, не построишь.   

 Индивидуализация образовательной траектории  

Если учесть, что развитие цифровых технологий вытесняет из производства прежде всего работников «рутинного» труда, то конвейер массового образования, готовящий специалистов по одной программе, становится неактуален. К тому же эксперты уверены, что цифровая экономика требует от человека развития навыков самоорганизации, планирования, самомотивации — а этому способствует индивидуализация образования. 

Цифровые технологии, приходя в систему образования, позволяют индивидуализировать процесс обучения и на этапе освоения нового материала, и на этапе контроля индивидуальных результатов. Возможности для этого создают такие проекты, как «Мобильная электронная школа» — система для учебно-методического сопровождения образовательного процесса, которая представляет собой социальную сеть для учителей, учеников и родителей, с учебным контентом, системами оценки и обратной связи. 

image_image

Чтобы не остаться на обочине цифровой экономики, нужно уметь самому решать, чему, когда и как учиться.

Цифровые технологии предоставляют инструменты для развития смешанного обучения, преодоления ограничений классно-урочной системы с одинаковым для всех учебным планом и одинаковым временем для его освоения. Правда, в массовой школе эти возможности реализуются нечасто.  

А если посмотреть на недавние обсуждения новой редакции ФГОС, которая вызвала возмущение учителей литературы, то возникает вопрос. Как сочетается беспокойство о том, что дети, переходя из одной школы в другую, могут испытывать неудобства из-за разности образовательных программ, с пониманием, что для цифровой экономики как раз важны такие качества, как умение адаптироваться к новым условиям и выстраивать свою собственную траекторию развития, постоянно выбирая из множества вариантов?  

Непрерывное образование  

Цифровая экономика кардинально меняет рынок труда: там, где компьютер может заменить человека, он его заменит. Выходом для лишившихся работы людей будет самозанятость, тем более что цифровые технологии дают новые возможности организации и развития бизнеса. Кроме того, в ближайшем будущем станет нормой регулярная смена профессии, да и нахождение в одной профессиональной сфере будет всё больше и больше требовать готовности к обучению. Концепция непрерывного образования предполагает, что жизнь человека не делится строго на период учёбы (до получения диплома) и работы, а обучение является постоянным процессом на протяжении всей жизни.  

Для того, чтобы непрерывное образование становилось жизненной нормой, должна развиваться структура онлайн-образования и меняться отношение общества к обучению. И если первая задача напрямую связана с развитием онлайн-платформ, программного обеспечения, оцифровкой контента, то вторая — с развитием внутренней мотивации человека к учёбе. Как показало исследование НИУ ВШЭ, посвящённое образованию взрослых россиян, главная причина, почему взрослые не идут учиться новому — отсутствие внутренней потребности в этом. А потребность такая формируется (или нет) с младших классов, при том не так важно, есть ли там интерактивная доска.  

Цифровая экономика требует от системы образования не просто «оцифровки» отдельных процессов, а комплексного подхода, который ставил бы новые цели, менял структуру и содержание образовательного процесса. А для этого, пожалуй, сами лидеры образования должны научиться не бояться уже наступившего будущего.

Об этом и многом другом будут говорить эксперты на Московском международном салоне образования — крупнейшем российском образовательном событии, которое пройдет с 18 по 21 апреля в 75-ом павильоне ВДНХ. Мероприятие будет интересно педагогам, тем, кто занимается организацией и управлением в образовании, а также родителям.

Это не Доктор Хаус

No Comments

Имеет ли право врач тратить свои ресурсы на почти безнадёжного ребёнка, если учесть, что его ждут дети с более благоприятным прогнозом? Всегда ли есть грань между непредсказуемой случайностью и врачебной ошибкой?

Истории успеха могут писать не только актёры, бизнесмены и айтишники. Книга Рене Претра, — успешного кардиохирурга, начальника отдела сердечно-сосудистой хирургии в Лозанне и руководителя детской кардиохирургии в Женеве, — вполне может быть рассмотрена в рамках такого жанра.  

image_image

«Едва ребенок увидел свет, едва почувствовал, как свежий воздух проникает в его легкие, как заснул на моем операционном столе, чтобы мы могли исправить его больное сердце…» (перевод с французского Е. Полякова, А. Остапенко)

В швейцарском кантоне Юра, в семье фермеров рос обыкновенный жизнерадостный паренёк. Больше всего на свете он любил играть в футбол и работать на тракторе в отцовских полях. Он довольно безалаберно относился к учёбе в школе, но в последний момент почти случайно решил поступать на медицинский факультет. И вот он уже делает операции в Нью-Йорке жертвам уличных разборок, спасает сотни детей с врождёнными патологиями сердца в Европе, организует командировки детских кардиохирургов в страны Африки. В 2009 году он становится «Человеком года» по версии швейцарской телевизионной премии «SwissAward».

Все эти автобиографические подробности в книге Рене Претра занимают небольшую, хоть и очень атмосферную часть. По таким деталям становится ясно, что перед нами полная противоположность самому популярному медику эпохи сериалов — мизантропу доктору Хаусу. Но основное содержание посвящено непосредственно работе хирурга, которая всегда связана с хождением по краю.

Где должна заканчиваться смелость взять на себя ответственность и начинаться здравомыслие, уберегающее от неоправданного риска? Имеет ли право врач тратить свои ресурсы на почти безнадёжного ребёнка, если учесть, что его ждут дети с более благоприятным прогнозом? Всегда ли есть грань между непредсказуемой случайностью и врачебной ошибкой? Где заканчивается «могущество» хирурга и начинается «произвол» природы?

image_image

Рене Претр во время миссии в Мозамбике его благотворительного фонда «Le petit cœur».

С одной стороны, «Там, где бьётся сердце» — книга для лёгкого, эмоционального чтения, которая может зарядить вас чувством осмысленности и любви к жизни, если будни по каким-то причинам выбивают вас из колеи. С другой стороны, она может быть пищей для размышлений над весьма серьёзными философскими вопросами XXI века — времени прорывных открытий в медицине, которые, казалось бы, приближая человечество к долгой счастливой жизни, готовят для нас всё новые дилеммы.

Публикуем отрывок из книги, который поможет вам задуматься о решениях, которые мы принимаем — в том числе тех, которые касаются жизни ещё не рождённого ребёнка.

Метель

О, эти этические проблемы! Такие частые в нашей работе, нередко сложные, порой — неразрешимые. Вот недавно был случай. Восемь человек — врачей и медсестер — собрались, чтобы обсудить судьбу «Бэби-боя». У него ещё не было имени. Едва он появился на свет, мы сделали артериаль­ную перфузию, чтобы поддерживать артериальный проток открытым и выиграть время для более точного диагноза и плана лечения. Уточнение! Да, речь шла именно об этом, поскольку проблема не ограничивалась сердцем. Бэби-бой появился на свет с другими тяжелыми врожденными по­роками, касающимися, в частности, мозга. И именно они — страшное сочетание серьезной умственной отсталости, глухота и слепота, серьезные нарушения опорно-двига­тельного аппарата — удерживали нас от борьбы за его жизнь. 

Группа единогласно решила воздержаться от лече­ния. Затем нам предстояло сообщить об этом решении родителям и, если с их стороны не будет возражений, под­держивающая перфузия не будет продолжаться, позволив жизненно важному артериальному протоку закрыться. 

Мы стали проводить такие совещания по вопросам этики, потому что считали, что в случаях, когда речь идет о жизни чисто биологической, с едва наметившейся эмоциональной составляющей, именно мы должны предложить ра­дикальное решение родителям, часто растерявшимся, чтобы снять с них эту слишком тяжелую ответственность. Их несогласие скорректировало бы наше отношение, при необ­ходимости мы действовали бы так же профессионально, как и для любого другого ребенка. Но подобного ни разу не произо­шло. Наоборот, мы часто видели облегчение от того, что не они сами приняли столь серьёзное и бесповоротное решение.  

image_image

Ответственность за решение прекратить борьбу за жизнь маленького человека неимоверно тяжела.

…Они приехали издалека, чтобы узнать мое мнение. Они были молоды и понимали друг друга с полуслова, это было видно сразу. Ультразвук выявил у плода гипоплазию левых отделов сердца. Это ужасный порок: половина сердца — ле­вая, самая сильная — не развилась. Все такие дети уми­рают, некоторые до рождения, другие — сразу после. Мы можем создать «совместимое с жизнью» кровообращение ценой трех операций, причем первая должна быть прове­дена сразу после рождения. Если это новое кровообраще­ние и сможет обеспечить неожиданно хорошее качество жизни некоторым малышам, то продолжительность их жизни всё равно ограничивается несколькими десятиле­тиями, и трансплантация сердца — которую очень сложно провести при таких анатомических нарушениях — в ко­нечном итоге становится необходимой. 

Можно легко по­пасть в ловушку иллюзий, глядя на тех детей, которые действительно чувствуют себя хорошо, радуют своих ро­дителей и развиваются так же, как их братья и сестры. К несчастью, действительность не всегда бывает столь идиллической. Большое число таких прооперированных де­тей отстают в развитии всю свою жизнь и имеют боль­шие трудности с интеграцией в общество. Их зависи­мое состояние непрерывно лежит грузом на окружающих. К сожалению, существует очень мало факторов, которые позволяют предсказать, по какой из двух таких разных траекторий пойдет жизнь ребенка, и это делает наш информационный диалог сложным, щекотливым и даже немного рискованным.

Изложив перспективы жизни ребенка с таким пороком в чистых фактах, я немного вмешался в их личную жизнь.

— Итак, если предположить, что эта беременность окончится благополучно, у вас будет такой выбор: бороть­ся за жизнь вашего ребенка или вовсе не начинать борьбу.

Они были внимательны и не перебивали меня. Тогда я продолжал более серьезным тоном:

— Это должно быть ваше и только ваше решение. По­дождите несколько дней, поговорите наедине, но главное, главное… Я выдержал паузу, чтобы подчеркнуть важный момент:

— …не говорите об этом ни с кем другим.

Я задержал на них взгляд, чтобы моя искренняя убежден­ность передалась и им, и продолжал: — Не говорите об этом ни с кем, чтобы сохранить сво­боду выбора, свободу выбирать самим, без давления извне. Опасайтесь и тех пророков, которые утверждают, что для каждой жизни нужно делать всё возможное, и тех, кто удив­ляется, как это можно оставить ребенка-инвалида. Правда — ваша собственная — находится посередине. Она будет исти­ной, если будет исходить действительно от вас, если это то, чего вы хотите для своего ребенка, то, во что вы верите. Чтобы добиться этой правды, вы должны освободиться от всякого внешнего влияния, от всякого ненужного давления.

Я снова взял паузу, чтобы они осмыслили мое послание, и, наконец, сказал: 

— Дайте себе немного времени, но принимайте решение до рождения ребенка и постарайтесь его придерживаться, поскольку оно будет принято спокойно и взвешенно. Я знаю, что не всегда легко оставаться стоиком, когда ваш рёбе­нок внезапно обретет лицо, улыбку, зачаток личности. 

Я часто представлял себе родителей, которых терза­ет чувство вины, если они не бросятся всем своим суще­ством в борьбу за выживание своего ребенка. И все же, по-моему, они не должны ни в коей мере чувствовать вину, если их отказ вытекает из стремления к счастью и бла­гополучию ребенка. Которое может заключаться в нежелании длить неполноценную жизнь. И, чтобы изобличить это губительное чувство, я охотно напомнил им несколько неоспоримых фактов.

— Не вы несёте ответственность за инвалидность вашего ребенка, а Природа. Это она нанесла слепой удар, в некотором роде по собственному произволу, как иногда бывает — одному она даёт талант, а другому — увечье, и вы стали её жертвами. Если вы решите не сражаться, вы тем самым не убиваете его, вы только позволяете его судьбе свершиться. Со своей стороны мы ничего не будем делать, чтобы вызвать или ускорить этот исход. Мы только сделаем все, чтобы он не страдал.

И ещё я охотно добавил: 

— Знаете, еще пятнадцать лет назад, даже меньше, у нас не было бы этого разговора, потому что все такие дети умирали, без исключений. Хирургия тогда ещё не на­шла долгосрочного решения. Наша специальность ставит нас иногда в неоднозначное, парадоксальное положение, где успех создаёт больше проблем, чем решает.

Еще несколько минут продолжался разговор о неко­торых технических аспектах коррекции. Затем они ушли, по-видимому, немного ошеломленные. Больше ничего я о них не слышал, во всяком случае, после рождения ребен­ка. Они исчезли из моей памяти, утонув в потоке пациен­тов, родителей, сердец, встречавшихся мне каждый день.  

Лишь через год я получил длинное письмо, написанное от руки. Его написала мама. Она благодарила меня за откро­венность во время нашей встречи, за то, что я позволил посмотреть на неразрешимую проблему под другим углом, за то, что дал им мужество самим принять это невозмож­ное решение… отступить. И наконец, она сообщала, что ро­дила другого, здорового ребенка, который озаряет их жизнь.

Космическая подборка книг

No Comments

7 книг о космосе: Карл Саган, Олег Фейгин и другие учёные рассказывают о загадочном и далёком.

Россияне выходят в открытый космос в режиме онлайн, Индия обещает запустить человека на орбиту к 2022 году, а Солнце будет исследовано лучше, чем когда бы то ни было — зонд NASA должен приблизиться к звезде максимально близко. Почему эти события важны, когда мы колонизируем Марс и о чём снимали «Интерстеллар» — крупнейший сервис электронных и аудиокниг ЛитРес рекомендует книги, которые помогут познать Вселенную.

Нил Деграсс Тайсон, Дж. Ричард Готт, Майкл А. Стросс «Большое космическое путешествие»

«Родившись, вы становитесь гражданином Вселенной. А значит, вам подобает осмотреться и полюбопытствовать, что за мир вас окружает», — пишут авторы этой книги и делают всё для того, чтобы заглянуть в космос даже самому неподготовленному читателю было комфортно. «Большое космическое путешествие» выросло из курса лекций, который три знаменитых астрофизика и популяризатора науки читали студентам-гуманитариям в Принстонском университете. Они доступным языком объясняют устройство Вселенной, рассказывают об энергии звёзд, чёрных дырах, кротовых норах и самых значимых открытиях в области астрономии.

Иэн Стюарт «Математика космоса: Как современная наука расшифровывает Вселенную»

image_image

Зачем сажать космический аппарат на комету? Например, затем, чтобы узнать больше о «грязных снежках», похожих на резиновых уточек, — кометных ядрах. Любое исследование космических тел важно, в первую очередь, для землян, — пишет Иэн Стюарт. Ещё 80 лет назад противники изучения Вселенной пытались тормозить процесс, считая, что челнок не полетит, поскольку в космосе не от чего оттолкнуться! К счастью, сейчас мы пользуемся GPS, спутниковым ТВ и международной связью. Иэн Стюарт объясняет, как еще можно применять открытия Ньютона и других ученых, и почему это возможно только при полетах на орбиту и дальше. И пусть вас не пугает слово «математика» в названии этой книги — автор обходится без формул и сложной терминологии.

Стивен Хокинг «Краткая история времени. От Большого Взрыва до чёрных дыр»

Стивен Хокинг — человек-легенда, а «Краткая история времени» — самая знаменитая его книга. В «Краткой истории времени» Хокинг рассказал о возникновении Вселенной, пространства и времени, а также о чёрных дырах, теории суперструн и многом другом, использовав во всей книге лишь одну формулу E=mc².

Карл Саган «Голубая точка. Космическое будущее человечества»

Люди не так значительны, как о себе думают, а Земля — далеко не центр Вселенной. Эта простая мысль даже сейчас у многих вызывает зубовный скрежет, а во времена инквизиции эта позиция и вовсе была под запретом. Карл Саган же уверен, что понимать это важно для того, чтобы избежать катастрофы. Например, решение NASA прекратить изучение Луны он называет недальновидным, ведь спасти планету мы можем, лишь исследуя другие небесные тела. Ссылаясь на катастрофические последствия столкновения кометы Шумейкеров-Леви с Юпитером, он говорит о том, что ждёт Землю в аналогичной ситуации…

Олег Фейгин «Удивительная космонавтика»

image_image

Олег Фейгин начинает со слов Карла Сагана: «Космос — это всё, что есть, что когда-либо было и когда-нибудь будет». Космос огромен, а мы — лишь маленькая точка в вечности, признает автор. Но история космонавтики от того не становится менее впечатляющей: «за какие-то полстолетия человечество прошло поразительный путь от спутника с радиопередатчиком до внушительных орбитальных станций и межпланетных зондов». Фейгин рассказывает, с чего начиналось изучение космоса и куда движется наука, описывает таинственные случаи в истории космонавтики и рассматривает интересные научные загадки.

Кип Торн «Интерстеллар: наука за кадром»

«Начну я со странного заявления: чёрные дыры состоят из искривлённого времени и искривлённого пространства. И больше ничего — никакой материи», — пишет Кип Торн. Научный консультант знаменитого фильма Кристофера Нолана «Интерстеллар» рассказывает о том, что осталось за кадром и на чём основаны идеи фильма. Торн, например, спроектировал компьютерную модель червоточины, через которую пролетал главный герой кино в одной из самых впечатляющих сцен. Коллеги-физики потом назвали эту работу Торна самой правдоподобной версией того, как в реальности выглядят чёрные дыры.

Сергей Парновский «Как работает Вселенная: Введение в современную космологию»

image_image

Читайте также:

Как выглядел космос в начале XX века?

Тёмная материя и тёмная энергия составляют 95% Вселенной, но что мы знаем об этих двух таинственных сущностях? Сергей Парновский назвал книгу «Введением в космологию» и подробно объяснил, почему мы верим в то, что у Вселенной есть начало, как случился Большой взрыв, есть ли миры с другими физическими законами, куда разбегаются галактики и что творится с атомами. Книга состоит из двух частей: наука простым языком и наука для людей с небольшой математической подготовкой.